17:43 

"Когда ты начинаешь всматриваться в бездну, у тебя чай остывает" (с)
Шарлотта Миллер выходит из дома утром, но так темно, что в общем неважно, что там. Поскольку внутри Шарлотты Миллер и так так муторно - как будто бы ей под сердце вкрутили штопор. Шарлотта Миллер не моется и не молится, выходит из дома без шарфа и без ключа, идет к остановке бормочет из Юнны Мориц, как снег срывается с крыш, всю ночь грохоча. И снег срывается, тычется в грудь, как маленький, в ботинки лезет, греется, тает, ёрзает. Шарлотте хочется стать не Шарлоттой - Мареком. А может, Йозефом. Лучше, конечно Йозефом.
Я буду Йозефом, буду красивым Йозефом - твердит она, покупая билетик разовый, я буду носить пиджак непременно розовый и буду носить кольцо с голубыми стразами. На этом кольце будет инициалом ижица (она залезает в маршрутку, сидит, ерошится) Я буду трахать всё, что хоть как-то движется, и всё, что не движется, но со смазливой рожицей. Я буду жить по гостям и бухать по-черному, владеть уютной берлогой и Хондой Цивиком. Я буду ученым-физиком - ведь ученому положено быть сластолюбцем, неряхой, циником. Я буду ездить на школы и ездить в отпуски, кормить на море чаек и кашалотов. Я буду считать следов песчаные оттиски. И главное там - не встретить свою Шарлотту.
Нет, понимает Шарлотта, нет, я не жалуюсь, но обмануть судьбу - так не хватит денег всех. Шарлотта - это судьба, от нее, пожалуй что, и на морском берегу никуда не денешься.
А если Мареком - проще нащупать истину? Тогда бы я обманула судьбу заранее, была бы Мареком, парнем своим и искренним, без денег, без жилья и образования. Работала бы медбратом, любила б Шумана, мечтала бы когда-нибудь стать пилотом...
Нет, понимает, в кресле второго штурмана немедленно бы оказалась моя Шарлотта.
Куда мне деться, рыдает она неделями, я от себя на край бы света сбежала бы. Шарлотта себя ненавидит за поведение, сама она не выносит чужие жалобы. Она бы себе сказала в ответ: "Рыдалище, чудовище, истерище, да пошло ты!" Она бы себя послала в такие дали, что... и там бы не избавилась от Шарлотты.
Шарлотте сложно слезы и сопли сдерживать, внутри у нее не стихает, бурлит беда. Такое бывает, если поешь несвежего или внезапно влюбишься не туда. Но если от первого может помочь лечение, таблетки, клизмы, пост и визит врачей, то от влюбленности сложно - ведь в общем чем её сильнее глушишь, тем она горячей. Шарлотта ела последний раз, вроде, в пятницу, а нынче, пишут в календаре, среда. А значит, это не лечится, значит, тянется, такая зима, подруга, беда, беда.
А скоро новый год - и вокруг так весело, снежинки, елки, утки в печах шкворчат. Шарлотта сходила в гости во время сессии и там влюбилась в заезжего москвича. Он не похож на тех, кто во сне её зовет, он умный, худой, язвительный, ростом маленький. Она не любит таких - он похож на Йозефа и самую малость чем-то похож на Марека. Во сне к ней приходит высокий и положительный слепой глухой капитан далекого флота. И ей бы остаться с ним и прекрасно жить и жить... тогда бы, быть может, она не была Шарлоттой.
Шарлотте Миллер не пишется и не грёзится, Шарлотте Миллер снятся в ночи кошмарики, в которых она опять целуется с Йозефом, который вдруг оказывается Мареком. Шарлотта застывает женою Лота, слипаются снег и соль под ее ресницами. Пожалуйста, просит она, пожалей Шарлотту, а? Пускай ей лучше совсем ничего не снится. Пускай она изменится, будет бестией, она будет красить губы и улыбаться. Такая зима, Шарлотта, такое бедствие. Приходится быть Шарлоттой - и всё, и баста.

А ехать долго - по пробкам, по грубой наледи, кассир в маршрутке, снежная карусель. Потом она соберется и выйдет на люди и будет суетится и жить, как все. А нынче - сидит в маршрутке, ревет, сутулится, рисует варежкой солнышко на стекле. Глядит, как толстые дети бегут по улице и толстые мамы что-то кричат вослед. Весна нескоро, реки морозом скованы, в душе бардак, невыигрыш по всем счетам. И Йозеф с Мареком едут в свою Московию, и в дождь превратился снег на ее щеках.
Она сидит в маршрутке, от мира прячется, боится, что вытащат, перекуют, сомнут.
Не трогайте Шарлотту, пока ей плачется. Не трогайте, как минимум, пять минут.


(с) Аля Кудряшева

@темы: чужие строчки

23:31 

Reflection
и носик трогает сухой
Этот стих Джу уже заезжен и три сотни раз произнесен полушепотом в телефонную трубку..
та отзывается гудками _ настоящий английский дисконнект

Я стану для тебя француженкой..
с короткой стрижкой..

я мечтаю говорить по-французски..
потерянный взгляд, полушепотом - regret

Милен Фармер - инфант терибль, о да ) рыжее и невозможное

честно говоря, именно сейчас я собой совершенно недовольна

Смешливой и слегка простуженной,
почти мальчишкой

мне так не хватает этого в воздухе - чтобы бродить, взявшиь за руки, нырять носом в шарф.. Этот человек давно далеко...
гррр


забыться, напиться, стать пыли невидимее

12:51 

побочное содержание трех пар в НГУ

Reflection
и носик трогает сухой
издевательство над старым (с чего началось):
Я девушке не поклянусь,
и слова женщине - ни разу,
Я лишних слов поберегусь,
мне слово лищнее - зараза,
Я потив неба согрешу,
но небу буду же молиться,
Тебя в улыбке сохраню,
в тебе мечтая сохраниться,
Ни фраз, ни звуков - ничего,
бездушной тенью опадая,
Я сберегу в себе того,
кого люблю, кого желаю..

прошлый вариант мне нравится больше
*
здесь каждому шороху соответствует цвет - плакать ли, смеяться ли от этого? здесь в каждом лице читается усталость от лени и самая эта лень аристократической Японии.
*
В колодце можно поселить духа и вызывать его долгими крещенскими вечерам - дабы скрасить скуку и умерить жар деревенской печи.
Я сошла с ума - мысли - мои и чужие - стали тяжелыми и липкими, слова и мысли. густой кисель.
когда - никогда
почему - не почему
люблю - не люблю..
я бы хотела быть смотрительницей психиатрической больницы - строгой, нервной и самой сумасшедшей. Меня окликали бы "сестра!" <хотя никакая я была бы ни сестра, даже не медицинская>, а за глаза называли бы ведьмой - схизофрения во всей ее красе.
*
Солнце восходит над городом, но тучи успевают первыми и кутают город в темно-серую пелену. По улицам бегут сумасшедшие, дикие ручьи, так не вписывающиеся в атмосферу утра. И по ручьям бегут люди - десятки, сотни людей. Они бегут совершенно бесшумно - это только тени, но я вижу их черные волосы и темно-зеленые плащи. Глядя на это утреннее недоразумение, я боюсь проснуться и хватаюсь за столб - один, дургой, третий - вот у меня в руках уже целый букет фонарей, я кружусь на дороге, тону в стремительно скользящей воде. Почти плачу - вдруг понимая, что дождь продолжается - он продолжается с самого моего рождения. С того вечера, когда.. но это другая история. - и вот я уже бегу за людьми, от которых здесь только тени. Город, над которым не успело взойти солнце.. Я бы хотела вечно жить в таком городе - всегда, чтобы никакого солнца, чтобы-чтобы-чтобы.. Мне слишком много надо - а ведь можно просто бежать - за тенями, по ручьям..
77|57577575775757757577575
Жизнь за шторой. Всю жизнь - в тряпках, зато пр дворе. сбегай с ума - не сбегай, вся жизнь - в тряпках. Мио, мой Мио.. Тоскливая сказка с большой душой. У всех сказок есть душа - да и кто бы усомнился. Со мной в помещении находятся два человека, с которыми я согласилась бы разделить дождь. Я.. просто соскучилась по ледяной воде, стекающей по разгоряченному лицу, я скучаю по дикой дрожи в коленях и слезах по непрожитому.
/я решилась написать только одну пару.. еще две я пока поберегу. а лицо должно быть если уж и разгоряченным - то от поцелуев.

21:51 

под впчтлнм

Reflection
и носик трогает сухой
На поле не вырастут васильки - синие-синие,
Они над тобой зачахли, усохли милые..
И только горит над тобой золотой подсолнух,
Не знает, что ты погиб, этот медный олух.
Не вытечет из-за камня ручей игривый,
Он тоже иссох, зачах - истощился милый.
Лишь будет алеть роса на твоем мундире,
да тихо шепнут цикады: "покойся в мире.."
Не думай, что буду я обливаться солью
и тихо точить себя неизбывной болью -
мне проще пойти в сарай - и самой повеситься,
Но нынче я жить хочу - слышишь? - сердце бесится!

15:58 

lock Доступ к записи ограничен

Arenar
...Чёрно-красная моя магистраль...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

15:20 

lock Доступ к записи ограничен

Reflection
и носик трогает сухой
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

01:04 

Доступ к записи ограничен

Me_rrr
меня зовут Марина и я шопоголик.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:07 

1

Reflection
и носик трогает сухой
в этом городе первый снег
и ресницы на серых лицах,
в этом городе я - для всех,
для меня - твоя единица.
и уже не смотрю в окно,
не курю безоглядно и нервно,
мне бы слово - всего одно,
мне бы взгляд - навсегда и первый.

в этом городе - первый снег,
в этих лицах - бессонница с кофе.
в этом городе ты был слеп:
я любила, ты - был не против.

12:16 

lock Доступ к записи ограничен

Reflection
и носик трогает сухой
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

18:35 

Rashele
"Мне часто казалось, что хорошо бы идти да идти вперед, не зная куда, и чтобы никто обо мне не тревожился, и все время видеть новые страны. Мне нигде не бывает хорошо и всегда мниться, что лучше было бы там, где меня нет." Шарль Бодлер


Дневник Anka-Manka

главная